Сказка о Степане-воеводе (фрагмент)

Природа-матушка проснулась,
Заря игриво улыбнулась,
Лучами землю согревая,
Стояла осень золотая.
И вот в такое время года
Шёл по дороге воевода,
Туда, где дуб стоял высокий,
Как-будто витязь одинокий,
Перед пещерой, на горе,
Листва кружила в сентябре.
Дух гор его у дуба ждал
И, улыбаясь, наблюдал:
Могуч был воевода главный,
Прошедших лет свидетель славный,
Видавший многое на свете.
И вот об этом я вам, дети,
Начну свой сказочный рассказ.
Не утаю от ваших глаз
Всех таинств времени тех лет,
Прольётся пусть волшебный свет
И озарит лучами сказку,
Придав ей нежную окраску.

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ
Весенней утренней порой
Родился мальчик под горой.
Юнца сначала окрестили,
Святой водицею омыли,
И нарекли его Степаном,
Чтоб стал он добрым великаном.
И предсказал один мудрец:
«Пойдёт с царевной под венец,
Когда он вырастет большой,
Характер будет боевой.
Не даст Степан страну в обиду,
Врагов отправит всех к Аиду».
И много раз Степан юнцом
Ходил до дуба босяком,
В тени садился под листвой,
И отдыхал там в летний зной,
Играя на резной свирели.
В лазурном небе птицы пели,
Сиял от счастья юный лик,
В пещере был его тайник.
Три вещи в нём Степан хранил,
Дух гор ему их подарил:
Клинок, чтоб нечисть истреблять,
Из малахита рукоять.
Когда-то им владел Добрыня,
Вписав своё в легенды имя.
Браслет волшебный, золотой,
Чтоб смог доставить в край любой
И дать оружье по заказу
Какое хочешь тут же сразу.
Плохих людей мог усмирить,
И, если надо, превратить
Их в то, во что Степан желает.
Дух гор браслета силу знает.
Ещё ему дал минерал,
Чтоб быстро раны заживлял,
И смерть мгновенно отступала,
И кровь по жилам вновь бежала.
Степан однажды спас птенца,
Не дал убить змее юнца,
С его отцом он подружился,
И новый друг так появился.
Отец-орёл был братом гор,
И понимал он разговор
Людей, живущих на земле,
Зверей, в ночной бегущих мгле.
Знал, где живёт добро и зло,
И где волшебное тепло
Зари, красавицы небесной,
Чей лик божественно прелестный
Всю землю нашу согревает
И людям выжить помогает.
Орёл рассказывал ему
Про волшебство, про свет и тьму,
Степана грамоте учил,
Волшебный перстень подарил
За то, что спас его птенца,
Тем осчастливил молодца.
Надев его, мог превратиться
Степан в невиданную птицу,
А мог и в кроху воробья,
Вдвоём летать могли друзья
В прекрасном небе бирюзовом
Или под облаком пуховым.
Дух гор во всём им помогал,
И их всегда оберегал.
Степану строгий дал наказ,
Чтоб приходил он каждый раз
Всегда один и чтоб в беседе,
От всех людей на целом свете,
Хранил он тайну этих гор –
Такой у них был договор.

ПЕСНЬ ВТОРАЯ
Летело время, мальчик рос,
Не задирая кверху нос,
Во всём он маме помогал.
Но только вот отца не знал.
Его убил монгольский хан,
Когда набег был на славян,
Тогда рекою кровь лилась,
Но матушка его спаслась
С грудным Степаном на руках,
Им дал приют один монах,
А сам он вскоре занемог,
Забрал его на небо Бог.
Уже Степану двадцать лет.
Красив, силён стал, как атлет,
Мог укрощать быков руками,
А иногда он вечерами,
Ради забавы озорной,
Чтоб дух поднялся боевой,
В лесу боролся с мишкой бурым,
А иногда и с тигром хмурым,
Но боли им не причинял,
Всегда на волю отпускал.
Душой любил Степан природу
И чувствовал о ней заботу.
Узнал Степан от Духа гор,
Что царский воевода – вор,
Царя обманывал всегда,
И от него – одна беда.
Перед царём он улыбался,
А вот народ его боялся.
Подумал и сказал Дух гор,
В глазах его блеснул задор:
«Степан, а, может, воеводой
Ты станешь, чтобы для народа
Добро нести и защищать,
И государю помогать».
Давно Степан мечтал об этом,
Чтоб жить по правильным заветам,
Страны границы охранять
И от врагов оберегать.
Решил царя он навестить,
Да договор с ним заключить,
И знал, что царь его поймёт,
На службу ратную возьмёт.
Заря-красавица проснулась
И небосводу улыбнулась,
Лучом Степана разбудила,
К дворцу дорожку осветила.
И подошёл он к воротам,
Увидел – справа строят храм,
Хотел зайти и поклониться
И попросить испить водицы.
Но стража путь вдруг преградила,
И вышел из ворот Гаврила.
Степану молвит он с усмешкой:
«Иди-ка щелкать ты орешки,
Не надобно царю мешать,
От дел серьёзных отвлекать.
Иди, иди, мужик, отсюда,
Как бы тебе не стало худо.
В темницу бросим в сей же час,
Вот там попляшешь ты у нас».
Копьё к груди его приставил,
И, словно пёс, клыки оскалил.
Тут богатырь наш рассердился,
В лице красавец изменился.
Сломал Степан копьё руками,
Столкнул всю стражу головами,
Прошёл сквозь царские ворота.
Навстречу вышел воевода,
За ним вся стража – целый взвод,
Царя с царицею оплот.
От солнца их броня сверкала,
Лучи златые отражала.
Они мечи в руках держали,
И все Степану угрожали.
И вот шепнул Степан браслету,
Тот превратил всю стражу эту
В большой букет из алых роз,
А воеводе – сотню коз,
И кнут большущий дал в придачу,
Пускай пасет, а сам – на кляче
Поедет задом наперёд
И посмешит весь наш народ.

От шума-гама во дворце
Царь появился на крыльце,
Взглянул сурово на Степана,
Как на разбойника-буяна,
И говорит: «Зачем явился?
Быть может, с вечера напился,
И хочешь смуту наводить?
Не дам тебе на воле жить,
К ворам в темницу провожу,
А утром на кол посажу».

Степан с поклоном отвечает,
Царю-владыке замечает:
«Не надобно меня пугать,
Пришёл к тебе, мой царь, сказать.
Служить готов тебе я верой,
Хочу быть воеводой первым,
Стеречь твоё я буду царство,
Чтоб процветало государство.

Твой воевода, царь мой, вор,
Для царства нашего – позор.
Он люд простой не защищает,
А повсеместно обижает,
Врагам оружье продаёт,
Тебе же, царь, всегда он лжёт.
А я, мой царь,– на славу воин,
Не пожалеешь, будь спокоен».

Задумался тут царь Борис –
И молвил: «Парень, ну ты лис!
Коли умеешь воевать,
Ты должен это доказать.
Возьми копьё, стрелу и лук.
Постой-ка, позову я слуг,
Чтобы они за две версты
Мишень подняли на шесты».
И улыбнулся наш Степан:
«Царь-батюшка, ведь я ж не пьян,
Задай задачку посложней,
Чтоб я решил за пару дней».
«Нет!» – топнул царь ногой,
И закачал он головой:
«Исполни тут же мой приказ,
Иль прикажу казнить сейчас».
Что ж, выполнить приказ пришлось.
Метнул копьё он на авось,
Оно со свистом полетело,
Проткнув мишень, аж зазвенело.
«Вот это да, я ж пошутил,
А ты и впрямь мишень пробил!
Всё. Воеводой назначаю!
Сейчас пойдём, попьём-ка чаю,
И во дворце ты будешь жить,
Да верой-правдой мне служить.
А с воеводой разберусь,
Перед народом я клянусь».
«Спасибо, царь, за приглашенье,
Но я своё имею мненье,
Хочу пожить я на просторе,
Чтобы ходить всегда в дозоре,
И чтоб спокойно было в царстве,
В прекрасном нашем государстве».

И слугам царь отдал приказ:
«Чтоб воеводе в сей же час
Коня подали вороного,
Седло работы Казакова,
Булатный меч, овальный щит,
Доспехи – крепче, чем гранит».
И молвил царь Степану так:
«Чтоб не попасть нам всем впросак,
Скачи к границе воевода,
Быть может, помощь для народа
Нужна – тогда ты помоги,
И собери в казну долги.
А может, дать тебе подмогу?»
«Да нет, не надо, слава Богу,
Не беспокойтесь, справлюсь я,
Задачи выполню шутя».

А в это время дочь царя,
Светлана, дивная заря,
С крыльца смотрела на Степана,
Её глаза, как два тумана,
Загадкой сказочной покрылись.
Златые волосы искрились,
Ей по душе пришёлся воин:
«Красив и смел, правдив, спокоен,
С таким не плохо под венец.
Да только вряд ли мой отец
На свадьбу даст своё согласье,
А это значит, в одночасье
Приедет принц из дальних стран,
Который, может быть, тиран.
И поплывёт вся жизнь в мученьи,
Но нет! Заставлю слушать мненье
Своё, ведь, всё ж, царевна я
И буду ждать богатыря».

Степан её увидел лик,
В неё влюбился в тот же миг.
Она улыбкой одарила,
Стрела Амура грудь пронзила.
И он решил: когда вернётся,
С вопросом этим разберётся.
Проходят дни, летят недели,
Степан в седле, как на качелях,
Он мчится на коне верхом.
Лишь по ночам перед костром,
Под лунным светом отдыхает,
В душе Степан уже мечтает
Пойти с царевной под венец,
Чтобы Дух гор был, как отец,
У них на свадьбе, в дивном граде,
Где купола в златом наряде,
И где живет в добре народ.
Степан зевнул, прикрывши рот,
И в тот же миг глаза закрылись
И в сон все мысли провалились.
Предстал орёл перед Степаном,
Как добрый ангел перед Каном1
Стал охранять его покой.
А по утру перед зарёй
С орлом своим Степан простился
И в путь-дороженьку пустился.

ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ
Дорога от села к селу
Вела сквозь свет и даже мглу,
Через леса, луга и горы,
Через бескрайние просторы.
Степан приехал, наконец,
В село, где жил один мудрец,
Ему уже под двести лет,
Молитвы знал от многих бед,
Язык животных понимал,
И людям в горе помогал.
Но, к удивленью своему,
Степан в селе увидел тьму,
Зловонный запах в ноздри бил,
Как-будто мёртвый дух здесь жил.
Насторожился богатырь,
Вдруг пробежал какой-то злырь2.
Похож он был на горбуна.
А на груди знак колдуна,
Ревел он, как шатун-медведь.
Но вот его настигла сеть,
Которую пустил Степан
В неё попал он, как в капкан.
Горбун порвал её на части,
Он оказался чёрной масти,
Весь рот в крови, как у вампира,
Видать, бежал, проклятый, с «пира»,
И в тот же миг остановился,
На месте трижды прокрутился,
И превратился он в дракона,
На голове черна корона,
На воеводу он взглянул,
Огонь из пасти изрыгнул.
И вот шепнул Степан браслету,
Прошла искра по белу свету,
В руках Степана водомёт,
Дракону в пасть струёю бьёт.
И тот водицы нахлебался,
Кой-как немного оклемался,
И полетел под облака,
Хотел обсохнуть там слегка,
Но наш Степан был воин тот!
Он знал, колдун ещё придёт,
Решил в засаде подождать,
Зачем на небо улетать?
Позвал орла он на подмогу,
Чтоб к мудрецу найти дорогу:
«Коль он живой, поможет нам,
А коль погиб – я справлюсь сам.
Мой меч настигнет горбуна.
Вздохнёт спокойно вся страна».
...

--
1 Кан – имя воина-богатыря в корейской мифологии.
2 Злырь – полу-человек, полу-зверь.

© Михаил Куншт.
 
 
Полную версию сказки Вы можете прочитать в книге "Волшебный мир стихов и сказок"
 
 
Художники Андрей и Ольга Глинские

 
 
 
 
 

Comments